Романьков Александр Анатольевич

Главная страница » История » Белорусское фехтование в лицах » Романьков Александр Анатольевич

РОМАНЬКОВ  Александр Анатольевич (фехтование)
Родился 7 ноября  1953 г.  в  г. Корсаков Сахалинской области.
Заслуженный мастер спорта.
Чемпион Игр XXIV Олимпиады в Сеуле (Южная Корея) 1988 г. в командном зачете, бронзовый призер в личном первенстве.
Серебряный призер Игр XXI Олимпиады в Монреале (Канада) 1976 г. в личном первенстве, Игр XXII Олимпиады в Москве (СССР) 1980 г. в командном зачете, бронзовый призер в личном первенстве.
Десятикратный чемпион мира - 1974, 1979, 1982 гг.  в личном и командном зачете, 1977, 1983 гг.  в личном зачете, 1981, 1989 гг. в командном зачете.
Семнадцатикратный  чемпион СССР.
Награжден орденами Дружбы народов  и <Знак Почета>, двумя медалями <За трудовую доблесть>.
Первый тренер - Эрнест Асиевский.

Однажды Александр Романьков попросил продавца книжного магазина посмотреть  <Книгу рекордов Гиннеса>.  Но в ответ  получил отказ:
- Книгу надо распечатывать, она  ведь упакована  в пленку.
- Девушка,  а там  написано  обо мне! - сказал  знаменитый фехтовальщик.
- Так я и поверила!
- Точно!
- Хорошо. Но,  если вас там не окажется - купите книгу!
Упаковку дорогостоящего издания распечатали. И каково же было удивление продавца - со страницы на  нее смотрел человек, находящийся по другую сторону прилавка. 
: Что надо делать  и  как  нужно  жить, чтобы стать <самым-самым>: добиться звания  чемпиона  мира  и к тому же выиграть пять олимпийских медалей,  в том числе и золотую?
Александр Романьков в свое время был одним из самых быстрых и элегантных фехтовальщиков в мире. Главный его козырь - виртуозность владения рапирой и быстрота. На дорожке он был невероятно техничным, мыслящим, в меру азартным и одновременно хладнокровным. Наблюдая за  Романьковым на чемпионате мира, один из французских мэтров  рапиры  воскликнул: <Он фехтует, как истинный француз!>
Не  случайно Международная федерация фехтования присудила ему свою высшую награду - приз Робера Фейерика, вручаемую с 1946 года  лучшему из лучших фехтовальщиков мира.
Какие только имена не придумывали  Романькову журналисты. Одно из них - <деревенский д'Артаньян>. Будущий чемпион, отец которого был военным, рос в небольшом поселке  Масюковщина под Минском, зачитывался книгой <Три мушкетера>, а однажды увидел в школе объявление о наборе в секцию фехтования.
Эрнест Владимирович Асиевский - выпускник Белорусского института физкультуры - в деревнях и поселках искал ребят, способных проявить себя на фехтовальной дорожке. Пришел в секцию и Саша, которому тогда было всего одиннадцать лет. Мальчишки пугали будущего чемпиона: <Вот скажем Асиевскому, что ты левша, и он он он он  отчислит тебя из секции>. И Саша взял рапиру в правую руку, в которой она почему-то совсем не хотела его слушаться...
Так длилось несколько месяцев, пока на тренировке случайно, во время игры в баскетбол,  тренер не заметил, что левая рука у парня намного сильнее правой: <Ты что - левша?>. Романьков обреченно кивнул. А Асиевский, к его удивлению, искренне обрадовался: <Да тебе скоро в фехтовании не будет равных!> Но тогда Саша не поверил тренеру, а на одном из турниров среди школьников занял последнее место и огорченный результатом решил : бросить фехтование.
После этого начался период исканий применения своих сил. Были и волейбол, и футбол, и легкоатлетическая секция,  но все же первая любовь победила - Романьков вернулся в фехтование, да еще привел с собой и брата Владимира.
За время выступления в юниорской возрастной группе успешных поединков у Александра было, как ни удивительно, немного. Дебютировал он в большом спорте в Минске, на чемпионате мира среди молодежи в 1970 году, где занял двенадцатое место. В следующем году на мировом первенстве в Чикаго был шестым. Для советской сборной это был не результат. На Александре поставили печать бесперспективного и отчислили из сборной. И если бы не настойчивость Эрнеста Асиевского, под руководством которого Александр тренировался почти тридцать лет, он вообще оставил бы спорт:
Именно Асиевский вдохнул в молодого человека желание доказать всему миру и самому себе обратное и стать чемпионом. Романьков работал самозабвенно и упорно. Вставал в шесть утра, чтобы быть на тренировке к девяти. Потом мчался в институт. Потом - опять в зал! Приезжал домой в двенадцатом часу ночи. И так каждый день! Тренировки десять-одиннадцать раз в неделю по четыре часа ежедневно, причем в полную силу.  За это время фехтовальщик делал около 500 выпадов, наносил до 4 тысяч уколов.
А в 1973 году команда СССР выиграла чемпионат мира. И, чтобы попасть в сборную, Александру надо было вытеснить кого-нибудь из победного состава. И он нашел верный путь для этого - выиграл чемпионат Советского Союза!
Уже через месяц Александр Романьков дебютировал на чемпионате мира в Гренобле. Шансов выиграть у совсем незнакомых и именитых соперников практически не было, но Александр неожиданно для всех стал победителем в рапире в личном зачете.
Вот что вспоминает о той победе Александр Романьков:
- У меня оставался решающий поединок с итальянцем Монтано. И вот замечательный наставник Герман Матвеевич Бокун (в то время заместитель председателя Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров БССР) выводит меня за кулисы и, подняв очки на лоб, строго спрашивает: <Ты откуда приехал? Из Белоруссии! Помнишь, сколько у нас людей в Великую Отечественную погибло, защищая Родину?! Мать, наверное, сейчас дома переживает, телевизор и радио не включает, чтобы не расстраиваться. Ну иди фехтуй!>.
 Я просто пулей вылетел на дорожку и <разорвал> этого Монтано!
Александр Романьков - чемпион мира! О белорусском мушкетере после той победы французские журналисты писали, что он возродил былую славу рапирного фехтования, сравнивали его с легендарными Эдоардо Манжиаретти и Кристианом д'Ориоля.
В 1976 году в Монреале была завоевана и первая олимпийская медаль - <серебро> в личном первенстве. Выиграв большинство предолимпийских турниров, неплохо пройдя и главный, в дополнительном поединке за золотую медаль Романьков уступил итальянцу Фабио дель Зотто.
На Олимпиаде в Москве Александр Романьков, к тому времени - многократный чемпион мира, был уже  признанным первым номером в советской сборной. В канун Игр на слете в Волгограде именно ему доверили произнести клятву советских олимпийцев на Мамаевом кургане.
Тогда в Москве команда рапиристов остановилась в шаге от <золота>. В полуфинальном поединке ранили Владимира Лапицкого. Рапира скользнула по ребрам спортсмена и вышла со стороны живота, к счастью не задев жизненно важных органов. На замену ему вышел шпажист Ашот Карагян, который, конечно, не мог заменить Лапицкого. Хотя от победы в очень важном бою Ашота отделил всего лишь один укол... 
Команда СССР выиграла серебряные награды. Александр Романьков завоевал в личном первенстве еще и бронзовую медаль. Однако мечта об олимпийском <золоте> оставалась по-прежнему неосуществленной.  Победы пришлось ждать 8 лет.  На Игры 1984 года в Лос-Анджелес советские спортсмены не поехали. Да и поездка на Игры  в Сеул  в 1988 году была под вопросом. Ведь с 1987 года сборная команда  рапиристов не имела больших успехов: на чемпионате мира заняла лишь седьмое место, и, естественно, в фаворитах Олимпиады не значилась.
Звание олимпийского чемпиона в Сеуле Александр Романьков завоевал в командном турнире. В личном же первенстве снова выиграл <бронзу>... 
В спортивной карьере Александра, по его словам, было три периода. Первый - когда его не знал никто, а он знал всех. Второй - когда его знали все, и он знал всех. И, наконец, третий - когда большинство тех, с кем Романьков фехтовал, покинули спорт, а он остался и уже не знал никого, зато его знали все.
Свой жизненный девиз и свое напутствие  начинающим спортсменам он выразил такими словами:
- Я на себе испытал, что современный спорт требует огромного напряжения всех сил - физических и душевных. И если ты решил чего-то добиться, то должен с самого начала, с той самой минуты, когда впервые взял  в руки клинок или мяч, диск или руль велосипеда,  быть готовым к  полной  самоотдаче. Готовым выдержать тренировки  до седьмого пота.  Готовым с честью выйти из нелегкого испытания известностью. Наконец, готовым терпеть физическую боль, без которой в спорте почти никогда не обойтись.
Я готовил себя к испытаниям, глядя на моих старших товарищей по оружию, моих предшественников.
По окончании спортивной карьеры в 1992 году Александр Романьков остался в спорте на тренерской работе.