Эдоардо Манджаротти

Главная страница » История » Кто есть кто в мировом фехтовании » Эдоардо Манджаротти

MandgarottiЧемпион Олимпийских игр 1952 года в личном первенстве по фехтованию на шпагах, 1936, 1952, 1956, 1960 годов в командном первенстве по фехтованию на шпагах, 1956 года в командном первенстве по фехтованию на рапирах. Чемпион мира 1949, 1951, 1954 годов в личных соревнованиях по шпаге, в командных соревнованиях по шпаге 1937 года, 1949 года по рапире и шпаге, 1950 года по шпаге, 1953 года по шпаге, 1954 года по рапире и шпаге, 1955, 1957 и 1958 годов по шпаге. Серебряный призер Олимпийских игр 1948 года в командных соревнованиях по фехтованию на рапирах и шпагах, 1952 года в личных и командных соревнованиях по рапире, 1960 года в командных соревнованиях по рапире. Серебряный призер чемпионатов мира в личных соревнованиях 1938 и 1958 годов по фехтованию на шпагах, 1951, 1953 и 1954 годов по фехтованию на рапирах. Бронзовый призер Олимпийских игр 1948 и 1956 годов в личных соревнованиях по фехтованию на шпагах и чемпионатов мира 1947, 1949 годов по фехтованию на рапирах.

У  уникального итальянского фехтовальщика ХХ века Эдоардо Манджаротти самая большая коллекция олимпийских наград: 6 золотых, 5 серебряных и 2 бронзовых медали, завоеванных в двух видах олимпийской программы – в фехтовании на рапирах и шпагах. Манджаротти прожил длинную спортивную жизнь, впервые он выиграл олимпийскую награду в 1936 году, а свою последнюю медаль завоевал на Играх в Риме в 1960 году.


Корреспондент официального сайта Международного благотворительного фонда «За будущее фехтования» Татьяна Колчанова впервые встретилась с этим уникальным спортсменом в 1981 году, когда он приехал на этап Кубка мира «Московская сабля» в качестве Генерального секретаря Международной федерации фехтования (ФИЕ). Приводим выдержки из беседы нашего корреспондента с Манджаротти, которые будут интересны современным фехтовальщикам.


- Какие главные этапы в развитии фехтования вы могли бы назвать?


- Пожалуй, два: до и после введения электрических фиксаторов уколов. «До» - фехтование было артистичным, но и более статичным. Боец демонстрировал свое искусство, позволяя зрителям насладиться и пережить каждую фразу. Электрофиксаторы полностью изменили фехтование. Оно стало проще, динамичнее, но потребовало большего атлетизма. Изменилась и задача: главным стало - любым способом нанести укол. Красота перестала иметь решающее значение. Да, я сожалею об утерянной фехтованием красоте, но, что поделаешь, спорт не может стоять на месте. Естественно, изменился и метод тренировки спортсменов.


Понятно, я имею в виду глобальные изменения. Фехтование все время находится в развитии, и в каждом из названных мною этапов можно выделить немало вех. Одной из них я считаю создание любительской Международной федерации фехтования - ФИЕ. Она возникла в 1913 году. Тогда же строго были оговорены правила соревнований.


- Но ведь и до 1913 года фехтование входило в программу Олимпийских игр. По какому же принципу определялся победитель?

- Представьте, до 1908 года чемпион Олимпийских игр выявлялся «на глазок». Судейская коллегия голосованием решала, кому отдать пальму первенства. На IV Олимпийских играх бои стали вестись на счет. Мне трудно судить о качестве того судейства, но, думаю, в нем присутствовало чересчур много субъективизма. По-настоящему спортивной дисциплиной фехтование стало, на мой взгляд, только в 1913 году. Одними из первых в международную федерацию вошли венгерские и французские мастера - хранители древнейших традиции в искусстве сабельного и рапирного боя.


- А как обстояло дело с еще более древним видом фехтования - поединками на шпагах?


- Шпага всегда была единственным не условным видом. Она длительное время сохраняла традиции дуэльного боя: с появлением правил на рапирах и саблях поединки велись на пять уколов, а исход шпажного боя вплоть до Олимпийских игр 1936 года решал единственный укол. В 1936 году шпажисты сражались уже до трех уколов. Но только в 1952 году было решено уравнять все три вида оружия. Однако в основе шпажного боя правила остались близкими к дуэльным. Здесь не требуется, как вы знаете, тактической правоты в атаке или защите. Важно одно - первым нанести укол.


-Одной из главных «движущих сил» развития фехтования вы назвали электрификацию оружия. Но в сабле по-прежнему существует визуальное судейство. И, как вы знаете, субъективизма здесь немало...


- Вы затронули самую острую проблему современного фехтования. Вспомним, что было в рапире и шпаге, пока не появились аппараты, объективно фиксирующие уколы. На чемпионаты мира приезжали 10-11 команд, а затем их количество возросло до 20-22 команд. Признанным грандам пришлось потесниться на пьедестале. До 1955 года (на чемпионате мира в Риме впервые ввели электрофиксатор) турниры рапиристов выигрывали французы или итальянцы. А вот в Риме, впервые в истории фехтования, законодатели мод в сабле - венгерские мастера - сказали свое веское слово и в рапире. Чемпионом стал студент института физкультуры Й. Дьюрица. Он поразил и удивил всех приверженцев классического стиля. Был необычайно динамичен, старался любым способом обмануть соперника и нанести укол. Появились и другие интересные венгерские рапиристы. Вслед за венграми новую технику и тактику освоили и модифицировали советские рапиристы. В 1958 году в Филадельфии они уже составляли серьезную конкуренцию соперникам. В 1960 году на высшую ступень пьедестала почета Олимпийских игр поднялся ваш рапирист В. Жданович. Стремительно начали наверстывать упущенное французы. Помните, начальные шестидесятые годы были отмечены страстной дуэлью за мировое первенство между Ж.-К. Маньяном из Франции и советским мастером Г. Свешниковым.


В моей стране, Италии, этот процесс несколько затянулся. Но сейчас нам не на что жаловаться. Золотая медаль Олимпиады в Монреале Ф. дель Зотто, успехи молодых М. Нумы и А. Бореллы на международной арене вселяют уверенность в завтрашнем дне.


- Однако вернемся к сабле...

- Так вот, на последнем первенстве мира среди молодежи и на Олимпийских играх в Москве члены ФИЕ с тревогой отмечали, что количество сабельных команд стремительно сокращается. Многие из маленьких стран, стесненных материально, практически исключили саблю из программы обучения. Зачем нам заниматься бесполезным делом, думают они. Известно, что мировую корону разыграют между собой спортсмены СССР, Венгрии, Италии, Польши и Румынии.


Меня, как официального представителя ФИЕ, этот факт удручает. Я вхожу в комиссию по улучшению сабельного судейства. Вместе со мной этой проблемой сейчас заняты знаменитости международной сабли П. Ковач и Р. Карпати из Венгрии. И если они уверены, что для спасения престижа турниров саблистов необходимы электрофиксаторы, я полностью их поддерживаю.


Кстати, сейчас опробуется венгеро-итальянская электрическая система. Аппарат разработан итальянским инженером Кармини, которому, как вы помните, принадлежит идея и рапирного электрофиксатора. Оружие останется прежним, фехтовальщики оденутся в обычные электрокуртки. Правда, изменится маска. Она будет цельнометаллической, в Милане уже был проведен турнир «на аппаратах», в котором участвовал и ваш В. Кровопусков. Результаты эксперимента говорят, что электрификация сабли - дело ближайших лет.


- На «Московской сабле», да и на других соревнованиях, мы увидели много новых итальянских фехтовальщиков. Смогут ли они уже в ближайшее время заявить о себе в полный голос?


- У нас действительно произошла смена поколений. И до 1982-1983 годов мы не особенно рассчитываем на успехи. Конкуренцию лидерам мирового фехтования могут составить, пожалуй, лишь такие яркие индивидуальности, как Ф. дель Зотто и 17-летняя Д. Вакаронни. Но и эта одаренная девочка, поразившая всех выходом в олимпийский финал в Москве, имеет пока много недостатков. Она слишком эмоциональна, не умеет управлять собой.


Наша сабельная команда сменилась полностью, и «звезд» в ней нет. Для того чтобы появился кто-то наподобие М.-А. Монтано, нужно слишком много времени.


Манджаротти оказался провидцем. После нашей беседы в Москве прошло 23 года, прежде чем итальянский саблист Альдо Монтано смог завоевать олимпийское золото в 2004 году в Афинах. Любопытно, что когда мы с Эдоардо рассуждали о проблемах мирового, в том числе и сабельного, фехтования, будущему олимпийскому чемпиону, сыну великого Марио-Альдо Монтано исполнилось три года.